В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2

В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2



4


Если от мыса Телок длительно идти по проселку в глубь леса, то непременно выйдешь на просеку и остановишься пораженный. Твоим очам предстанет что-то необыкновенное и колоритное в далеком конце ее. И только догадываясь, еще В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 не поверив до конца и не понимая, ты осторожно пойдешь по травянистой просеке и очутишься на поляне, в центре которой стоит металлический боец с автоматом, траурно склонившись над братской могилой В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2.

После кипучего, броского, устремленного к солнцу Картунского бора, после сладостной земляники и мягеньких светлых травок — после всего мирного, шелестящего и живущего это так внезапно, что замираешь на месте, забыв о ягодах В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, которые прочно сожмешь в руке.

Война! Вот она! Совершенно внезапная, заставшая тебя врасплох, когда ты меньше всего ждал. Как всякая война.

Заборчик, свежайшие полевые цветочки положены у стальных ног бойца.

И вдруг В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, осознав все, почувствуешь, как тебя с силой стукнули в грудь. Боже мой! И здесь она, и сюда просочилась, и тут оставила-положила наших людей. А сколько же таких безымянных углов по всей моей земле! Мне В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 иногда кажется, что вся она, земля — планетка наша, стала на полуметра выше от этих нескончаемых братских могил.

Кто они? Мальчишки лет по 20? Они, может, и в походы не успели никогда В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 сходить и Селигер впервой узрели не голубым в белоснежных лебединых облаках, а красноватый, да темный, да никакой позже… Юноша один на турбазе гласил: — Знаешь, у меня отец умер кое-где тут… Где В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2? Не знаю. Понимаешь, я отыскал старенькое уведомление, что пал гибелью героя в районе озера Сероватого. Я тогда малый был, не осознавал ничего, а сейчас вот новенькая справка; оказалось, что нет такового озера — Сероватого, а В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 есть Селигер. Наверняка, произошла описка. Вот я и приехал, не находить, естественно, а поглядеть, ну, очами отца, что ли… Понимаешь? И больше он ничего не произнес. «Вечная слава героям, павшим В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 за свободу и независимость россии в Величавой Российскей войне 1941 — 1945».

И все. Ни фамилий. Ни имен. И стоит боец и железно молчит об этих людях. Безымянных, легших тут. И задумывается. Длительно. Вечность. Знает он тех В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, кто добирается сюда, в лесную чащу, и кладет сорванные по дороге цветочки. Но об этом он тоже молчит. Да что там, наши же люди. Те же безымянные. От безымянных — безымянным В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2. В безымянном лесу.


Много раз я бродил по лесу, или продираясь через колющийся ельник, или собирая в ладонь пресноватую, красноватого, густого мяса малину, и внезапно сталкивался с этой войной. В один прекрасный В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 момент мы отыскали каску. В- другой раз пуговицу со звездой. А один раз, отдыхая после долгого кружения по сырым буеракам с шапкой, полной лисичек, я внезапно нашел, что сижу на краю окопа В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2. Он был вырыт буковкой «Г», и на деньке его росли маленькие кусты малины. Оглядевшись, я увидел вточности такие же окопы вокруг. А позже и гигантскую воронку с большими, чуть не выше лодыжки зарослями В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 костяники, чьи ягоды были похожи на разбрызганную кровь.

И снова как-то стало больно, как будто меня внезапно стукнули, и показалось совершенно явственно, что пахнет порохом и кое-где стреляют В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и кричат. Вобщем, может, так оно и было: по соседству тормознули туристы и жгли костер.

Кажется, в 50 5-ом году мы посиживали у костра близ турбазы и говорили. Я и мои друзья — человек В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 семь. Мы болтали, лениво развалясь и протянув ноги к огню. А кто-то произнес:

— Лицезрели мы сейчас, как на барже гробики везли. Штук 100, да такие мелкие, ну как будто детские совершенно.

— Может В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, эпидемия? — спросили его.

Антон, наш капитан, произнес, пошевелив веткой в костре:

— Не эпидемия это. Кости наших боец собирают из различных мест захоронения, в братскую могилу перевозят.

Ночь стала глуше, и мы молчали. Мы молчали В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 длительно и тяжело, смотря в костер. А позже ахнула в невидимой воде большая рыба, и все вздрогнули, зашевелились.

В тот вечер мы пели тихие солдатские песни, и удивительно тревожили они, сбитые В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 из осиплых мужских голосов, про землянки да черные военные ночи.

У всех у нас было что-то солдатское в крови: в такое уж жили время.

Мы в один прекрасный момент лежали на травке В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, нагие до пояса, и Витька произнес, тронув продолговатый рубец на плече:

— Это мне в Венгрии.

— Ты… был тогда там?

— Ага, — произнес Витька и лег на спину. Он глядел прямо на В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 солнце, не сощуривая глаз, и ничего больше не гласил. — Просто выстрелили и попали в плечо.

— А ты стрелял?

Я приподнялся, я встал на четвереньки, разглядывая Витьку, как будто никогда его не лицезрел.

— Да.

— А В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в того, который в тебя?

— Нет, — произнес Витька, — я его не лицезрел.

Я лег и никак не мог успокоиться; я вдруг сообразил, что сейчас в нас тоже стреляют. И кое-где В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, может быть, сию секунду из дула уходит пуля, разыскивая точку скрещения со мной…


Пару лет вспять я проходил службу в саперных войсках. Мы вскакивали по тревоге, сыпались с верхних ярусов наших коек, попадая на В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 спины и головы собственных товарищей, и спешили одеться в маленький, отсчитанный нам срок. Обычно таковой мерой была зажженная спичка в руке комвзвода. Когда тонкое пламьице дохнуло в его руках, мы В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 уже стояли в строю, поправляя ремни и убирая торчащие из сапог углы портянок. Портянки мы сушили своим телом, расстилая под простыней на ночь.

В один прекрасный момент на учениях я подорвался В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 условно на мине. Я тогда не считался неплохим бойцом и больше задумывался о стихах, чем о войне.

Стихи я придумывал ночами. Стараясь не запамятовать отысканный образ, я бежал в туалет — единственное место В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, где горела лампочка, — и там писал на каменной стенке. Ночной дневальный, мимо которого я проносился, мог пошевелить мозгами, что у меня расстройство желудка.

Тогда на учениях я разминировал противотанковую мину, и она В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 взорвалась (будто бы бы взорвалась) в моих руках. Капитан наш выругался сгоряча и, отталкивая меня, произнес:

— Вы убиты и отстаньте, пожалуйста! Отдыхайте до конца боя…

В ту минутку я пошевелил мозгами, что лучше В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 бы не воскресать и после боя, я знал, что меня строго накажут. Слово «убит» меня не в особенности расстроило, я присоединился к другим «убитым», что посиживали за бугорком и травили смешные рассказы. Но скоро В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 наших наилучших отличников взяли в Белоруссию, где они разминировали оставшиеся с войны мины. И беленький мой сосед, узкий экзальтированный боец Мухин, не приехал назад в казарму. Нескоро мне потихоньку разъяснили, что В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 он подорвался и был убит. Я тогда бродил по казарме и не осознавал команды старших. У меня отыскали температуру и выслали в санчасть. Но какой градусник мог показать, как расплавлялись, перекипали В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, твердели и опять взламывались шаткие мысли, чтоб принять крепкую форму решения! Все было по-настоящему. И кое-где лежал под свежайшим бугорком я, а кое-где улыбчивый солдатик Мухин, и война расправлялась свирепо с В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 теми, кто не желал принять ее.

В Новых Ельцах году в 50 5-ом, в один из июльских дней, мы встречали маму известной партизанки героини Лизы Чайкиной.

На пароходной пристани и далее, повдоль В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 дороги практически до самой турбазы, стояли люди. За спиной кто-то говорил:

— Наши ребята прогуливались на верхневолжские озера, заехали в деревню Руна, а Ксюша Прокофьевна лежала нездоровая. Некоторое количество дней ухаживали В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, отправили за катером и вот решили сюда привезти, чтоб отдохнула…

Подошел катер, кругом заволновались, часть женщин побежала навстречу, и ничего не стало видно. Прочные мужчины, темные от солнца и пыли, расчищали дорогу В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и просили:

— Товарищи, разрешите! Товарищи…

Масса расступилась, и малая дама, в черном платке и черной одежке, строго и обидно смотря впереди себя, пошла по дороге. А люди орали ей добрые слова, люди В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 протягивали руки, люди улыбались ей. Она была матерью, вырастившей верную дочь собственной Родины. Ну и просто матерью, которая, как тыщи других российских матерей, дала наилучшее, что у нее было.

Мы вспомнили про цветочки В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, которые собирали для нее, и 1-ые — мы стояли совершенно рядом — бросили их под ноги этой даме. Она шагнула на их и пошла, медлительно и твердо ступая грубыми сапогами. И люди В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 всю дорогу кидали и кидали ей под ноги радостные полевые цветочки.

Как легок и широкий был сей день! От солнца поблескивали листья, пахли успокаивающей прохладой и тенью высочайшие травки. Незапятнанный и нескончаемый дурманил В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и кружил голову небосклон, и я задумывался: как красива земля наша, и люди, и жизнь… И жить, как жить охото!


5


Недалеко от деревни Залучье есть тоненькая, как ниточка, протока в Собенские озера. Туда В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и поплывем мы, но до этого нужно сходить на могилу генерала да в сельпо за продуктами. В этом магазинчике ведет торговлю тетя Шура, средних лет, стройная крестьянка, которую я знаю издавна. Она помнит В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в лицо практически всех, приезжавших когда-либо на Селигер, и постоянно встречает ухмылкой:

— Ага, непутные, опять к нам?

— К вам. Здрасти, тетя Шура.

— Это что все-таки, снова группой В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 аль с супругой?

— С супругой в этом году.

— Так. Скоро, небось, и потомков возить станешь, а?

— Стану.

— Означает, привязал к для себя наш Селигерыч, — гласит тетя Шура. — Я сама столько лет не нагляжусь… Так В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 что все-таки вас интересует, сахар, крупа?

У тети Шуры есть сахар. И масло сливочное появилось. Заглядывая каждый собственный приезд в ее магазинчик, выходящий дверцами прямо к пристани, я в особенности В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 радовался таким переменам.

Было время, когда по тем же полкам хоть шаром покати, не считая водки, еще разве соли со спичками, ничего не приобретешь за деньги. Колхозы здесь были бедные, на небогатой земле, и В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 как-то холодело и начинало болеть сердечко от заброшенности и необычной пустоты деревень. Ну и на данный момент, нужно честно сказать, в местных деревнях видны больше старые дамы да старики В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, а молодежь уезжает работать в Калинин либо Ленинград и крепко там обосновывается.


Мы лезем в гору, минуя тропинку. Гора же эта насыпана нашими праотцами, которые стерегли тут путь из Новгорода на юг В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 Рф. Здесь, на самой верхушке крутого Березовского холмика, стоит серый обелиск со звездой. «Генерал-майор Шевчук Иван Павлович (1892 — 1942)». На жесткий камень положены незабудки с лепестками крохотными, не больше мышиного глаза.

Мы тоже В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 кладем наш голубой букетик.

Здесь уже плохо помнят, как было дело. Туристам разъясняют так: он командовал в этих местах, был ранен, попросил схоронить на высоте, на городище.

Учитель же Виноградов Николай Федорович В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 слышал от брата, а тот, в свою очередь, от бойцов, как будто уничтожили Шевчука не тут, а у деревни Межняк; отсюда 20 два километра. За несколько часов ранее ехал он со своим штабом на В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 2-ух машинах, и по дороге заплутались. Забрались на Березовское городище, места здесь прекрасные, и генерал, шутя, произнес: «Если бы пришлось умереть, желал бы лежать на этом кургане… Под елкой! Привлекательнее В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 места не видывал!»

Так случилось, что его в тот денек уничтожило. Адъютанты вспомнили слова генерала. Они перевезли его сюда и похоронили под елкой. На самой верхушке городища.

Я обернулся. На 10-ки км лежало передо мной В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 озеро. Синие гряды лесов, белоснежный разлив плесов. «Голубая Русь», как ее называли наши деды. История же звала это — «Великий Серегерский путь». Он проходил сначала по Волге, по Селижаровке до погоста «Березовец на В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 городище», как это место зовется в старенькых книжках. Отсюда, с высоты, видна заросшая кустиками да лсокой пойма, на которой совершался маленькой волочил, версты две к реке Щеберихе. Позже по В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 реке Поле, куда впадала Щебериха, можно было плыть до озера Ильмень. (Посольство из Новгорода во Владимир, просить отпрыской Всеволода на княженье, идет «Серегерским путем».) Здесь же пробовали пробиться к Величавому Новгороду монгольские В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 войска, ведомые ханом Батыем. Селигерский путь служил для укрепления поднимавшейся Руси, — может быть, потому появляется идея о соединении каналом озера через реку Полу с Ильменем. Об этом я нахожу мысли у Н. Озерецковского В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и многих других историков. Я желал бы привести слова юного новгородского губернатора Сиверса, проехавшего озером. Он писал императрице: «Я должен сознаться, что во всех моих путешествиях не видал я более красивого места В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2; если б удалось средством реки Полы соединить Селигер с Ильменем, то Осташков по собственному положению сделался бы 2-ой Венецией».


Я спускаюсь, чтоб посмотреть на Березовское городище со стороны. На самой верхушке большие с темной В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 постаревшей корой березы. Что они лицезрели! (Им лет по двести, не меньше.) Да и они не знают тех пор, когда, оберегая волочил от противников, наши праотцы насыпали здесь свою В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 крепость. Они таскали землю из оврага в корзинах либо грубых мешках, делали насыпь прочно, с вертикальной стенкой на озеро, откуда могли придти неприятели. Но где же сам волочил? Небольшой ручеек стремится меж кочек, теряясь в В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 болоте. Я разулся и от воды пошагал в глубину континента, утопая в прохладной травянистой жижице. Я, наверняка, смотрел всегда под ноги, как будто мог найти следы катков, на которых передвигались В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в «низовские» земли античные струги. Но время есть время. Оно невозвратно, оно уничтожает следы человека на земле, а на воде и в воздухе их вообщем не остается. Есть только одна сила, способная все опять В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 возвратить, верно, живо, хотя и незначительно фантастично. Это наше воображение. И уходя по вздрагивающим кочкам, по маленькой чухающей воде, я как будто погружался в прошедшее.

Вдруг потускнели, стерлись и поросли В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 лесом чернокрышие на зеленоватых склонах дома, и все вдруг густо и сине зашумело. Диковатая, мрачная земля, населенная Лесовиками да Водолеями, обступила меня, а вода чуднб поднялась до пояса, замочив длинноватую самотканую рубашку, что оказалась В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 вдруг на мне.

— И-ехх! — орет человек, идущий впереди; он неуловимо похож на нашего ротного командира, только чертами чуточку погрубей. Но мне совсем не до того, чтоб его рассматривать, я В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 просто на выдохе совместно с другими, такими же, как я, осипло отзовусь ему: «Иехх» — и, напрягаясь до боли в паху, толкну высочайший борт лодки.

— И-exxl — высоко и очень, не давая В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 нам вздохнуть, орет он, и я толкаю и толкаю, прижимаясь плечом, грудью к скользкому дереву.

— И-ехх! — И лодка, покачнувшись, двигается, погромыхивая на катке и немного потрескивая.

Кое-где близко, практически рядом со мной В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, на уровне моих глаз, вырастает прекрасный цветок. Но глаза запорошило волосами, а на жаркие виски и губки наплыл пот. И, задыхаясь от непрерывных усилий, я все буду созидать этот цветок, а на недлинной В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 передышке сорву его и стану глядеть в самое нутро, желтоватую нежную его сердцевину. И вдруг вспомню оставленное родное гнездо в дальной земге, молоденькую супругу, чье горячее неразговорчивое объятие до сего времени В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 мне снится ночами. Мне тогда вручили легкий лук, оставленный дедом, и проявили рукою на голубую воду. И я в первый раз ушел за другими, отводя глаза от кричавших на берегу дам В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и глотая горькую отчего-то слюну…

Но старший что-то призывно заорет, и это будет похоже на слово «подъем». Он тороплив и тревожен, наш «бродник», предводитель. Он заслоняется рукою от солнца и глядит В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 вдаль, на рассыпанные по окоему облака, на широкую воду, и вздыхает облегченно: уже близок конец сложного волока. Скоро просторные плесы проведут нас к реке Волге. Волока — Волга, не от этого ли В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 созвучия и пошла зваться величавая славянская река?.. Мне вдруг захотелось пропеть что-то возвышенное и грустное, что, может быть, позже люди станут именовать стихами. Мне смутны и неясны эти слова и чувства В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, только больно разрывает душу все, что я неразговорчиво вместил в себя. От дедовского куреня, где через бычий пузырь в окне входило желтоватое солнце, до узкой, звенящей этой воды, в первый раз увиденной мной. Я В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 знаю, я на данный момент, медлительно покачиваясь, произнесу 1-ые слова, тихие и смущенные, в их качнется хрупкий цветок, плесканет острая рыба и будет медлительно кружиться земля, играя красками. Еще мгновение — и родятся В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 те возвышенные слова о для себя и всех других, и о мире, которые перепишут в огромные книжки летописцы со слов моих внуков, а позже в черных монастырских склепах их В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 разыщут ученые, и, явленные к другим людям, они зазвучат так же ярко и пронзительно, как я их чувствую сейчас…

Но предводитель, так схожий на моего ротного командира, орет вторично, протяжно и грубо, он В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 императивно вскидывает брови, оглядывая задержавшихся. И я тороплюсь с остальными к томному борту струга. А позже кое-где в дальной чужой земле (мы всегда гибнем в местах, о которых чуть слышали) меня В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 из засады поразит в спину копьем сильный половец. Я только успею оборотиться, мне захочется выяснить, для чего он убил меня, которого он не знал. Мне бы нужно медлительно сказать ему о голубой большой В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 воде Серегер, к которой мне необходимо возвратиться назад, о супруге, у которой под грудью в большенном животике стучится мой отпрыск. Нет, мне жутко, что я не спел тех странноватых видений В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, что гортанно и стремительно начинались у меня под языком и так же исчезали. Но, падая, я ничего не прочту в диковатых, каменистых очах моего неприятеля и отчего-то решу, что так, означает, нужно — умереть тут В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2.

Вот и все, что было со мной тогда.


В описи Деревской, другими словами новгородской, пятины в 1495 году есть об этих местах такие слова: «Волость Величавого князя Березовец… На городище церковь Рождества Пречистыя В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, да двор большой. На посаде на церковной земле двор попка Ивоня, дв. дьяк Олешко, дв. охранник церковный Калинка».

Ведь вот какое странноватое дело. Пока идет история сама по для себя, ее В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 не то чтоб не ощущаешь, а не проникаешься ею, просто понимаешь — и этого достаточно. И вся она кажется неподвижною, как будто изображена на иконах. Но попадется какое-нибудь странноватое имя — и как будто В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 некто издалека к для тебя прикоснется, и оживает мертвая картина, оттого как Березовец не просто местечко, а живет здесь поп Ивоня, ширококостный человек с большим фламандским брюхом, квадратным подбородком и зычным В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 басом. А что за чудо — имя нареченного церковного охранника! Калинка! Как-то лаского вдруг и нежно охото произносить это имя, и видится стройный крестьянин с белокурой бородкой, с очами светлыми В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, как Селигер, расслабленно взирающий с церковной ограды.

А местные наименования! Разглядывая часами карту сплошь голубых и зеленоватых тонов, я не перестаю удивляться выдумке и дивному соответствию этих заглавий. Есть деревни Осинушка, Горушки, Любимка В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и даже Жар и Краса.

На многих из их лежит печать профессии, дела, которым занимались, наверняка, фермеры той местности. Лыково, Добывайло, Кувшины, Кожино, Вязовня, Красилово либо вдруг Сухая Ветошь. А мне все В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 мечталось попасть в деревню Кувшины. Добросовестное слово, пройти центральной улицей и просить в каждом доме напиться. Не так, как в некоей поговорке («Дайте попить, а то так жрать охото, что ночевать В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 негде»), а просто, тихо-спокойно стоя перед сенцами, где позванивают от неспешных шагов хозяйки стальные дужки на ведрах, где, запрокинувшись жалом вниз, висит на стенке коса. И густо пахнет сеном. Медлительно напиваться В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, обхватив руками прохладный с округленными боками кувшин, и признательно смахивать смачные капли с подбородка. Плотно закрыв за собой калитку, сделанную, как я здесь встречал, вдруг из дверцы от автомобиля, шагать к последующему В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 дому, а собаки, утомлонныз жарой, будут лаять лежа, не отрывая головы от земли.

Отлично!

А есть здесь заглавие деревни — Воздухи. Какоз-то доверчивое, чуток подсиненное и прозрачное. И сходу ощущаешь сизоватые дали, одна за другой В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, а все вкупе — воздухи. Либо вот рядом с деревней Старина стоит деревня Небывальщины. И снова можно фантазировать да представлять всякое, очень российское и очень коварное.

Ну и речки, посмотрите: для их как В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 будто специально выбирались самые нежные наименования. Как не именуют чужое, а только свое: тоненькую, как сестренку, — Крапивенка, Езжиница, Ржанка, Орлинка, Кобылка, Чернушка. А речка Березайка впадает в озеро Березай. И В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 рядом станция с таким же заглавием. Не отсюда ли пошло веселое «Станция Березай, кому нужно, вылезай!»?

Да вот и тут: Березовский плес, Березовец-на-городище, Березовый рядок, мимо которого мы на данный момент В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 плывем… Видно, неистовствовали здесь березовые под голубыми ветрами леса. И сошли под рукою первого человека-земледельца, что выжигал деляны (ладинная система земледелия), собирал сбор, а когда земля оскудевала, уходил далее.

Итак В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 вот прикоснешься к заглавиям, уже делается на душе томительно, как перед неплохой загадкой, и начинаешь ощущать, и осознавать, и невольно приходишь в странноватые, доступные нашей фантазии времена протцов.


Не так давно В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 я побывал в Троице-СергиевоК лавре. Я бродил по бессчетным комнатам музея, без одушевления смотрел на нескончаемые короны, да ризы, да всякие увенчанные одежки, и на их владельцев, здесь же вправленных в рамки. Музей В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 этот очень богат, и, может, оттого нас запустили группой и заперли дверь большущим стальным засовом. Снаружи стоял милиционер.

Так прогуливался я меж златом с одной стороны, да серебром — с другой, не зная В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, куда отворачиваться от ненатурального сходу блеска, которого, может быть, хватило бы для игры и перелива целому озеру Селигер.

И здесь натолкнулся я на необычную запись, вывешенную на стенке. Это была опись В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 1641 года об оружии, установленном на крепостной стенке монастыря. Там писалось: «На красноватой башне против святых ворот пищаль полуторная, медная. Другая пищаль на колесах, пушкарь у той пищали Первушка Федоров».

И как В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 будто бы все оживилось тотчас, мне даже послышалось, как зашелестела парча, сброшенная с великодушных плеч, и покатилась, звякнув, золотая пуговица, и вельможи в рамках покосились в окно: на месте ли охранника, на посту ли пушкари В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, а то не приведи господь… А Первушка Федоров вот он, посиживает у полуторной пищали, что на колесах, и посматривает с крепостной стенки размеренным оком. Глаза у Первушки огромные, глубочайшие, с В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 синевой, руки большие, в узлах, поэтому как до этого дома рубил и печки клал. А рубашка самая что ни на есть самотканая, отбеленная на первых снегах, никто не сохранит эту рубашку и не В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 положит под стекло.

Я тогда счастливо переживал удовлетворенность, что время обхитрило все это нержавеющее вечное дермо и донесло до меня живой, удивительно волнующий, образ российского пушкаря. Такое настроение я пронес через все комнаты В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 музея, пока обходительный милиционер два раза не перечел нас и не открыл засова.

«Ах ты, Первушка Федоров, — приговаривал я про себя, — ах ты, дорогой предок мой Первушка! Я не В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 знаю и на данный момент, правильно, твоего лица. На старенькых древесных иконах, где на фронтальный план, практически на рамы, императивно взгромоздились угрюмые князья с ожесточенными самодержавными лицами и их возлюбленные жеребцы, я только предположительно В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 нахожу тебя, мой дорогой предок. За большими плечами князя, где скорой рукою мальчика-подмастерья выписаны 100 шлемов попорядку либо просто желтоватой охрой серпы волос, ты и стоишь там, предок Первушка Федоров. И ранее В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, тогда и, и много раз позже будет твориться эта несправедливая картина и будут российский люд выводить общим фоном за плечами одного человека — иконы с ожесточенными недвижными чертами. И много раз я буду тебя В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 угадывать, пушкарь Первушка Федоров, только поэтому, что ты не покинул свою пищаль ни в 1641 году, ни триста лет позже. В 1941-м.

И пока ты есть, Первушка Федоров, на земле, будет жить В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 земля российская, будут стоять на крепостной стенке меткие пушкари и будет земля наша цзлэ заботами тех пушкарей».


Случилось мне во время моей службы в саперах работать на постройке дома. Нас В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, как положено, приводили из части, сержант гласил в итоге:

— Работа аховая, бери больше, кидай далее… Вопросы есть? — спрашивал отрывисто он и уходил в самоволку: в городке, с его слов, у него считалась хорошая одна В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 баба, медсестра. Когда он прятался за поворотом, ему отвечали не очень звучно:

— Работа не Алитет: в горы не уйдет.

И садились перекуривать. Работали мы не шибко, потому что на службе вообщем спешить В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 некуда, если только не идет война. Старался у нас разве Федоров. Я не знаю, как его зовут, ну и ранее, кажется, не знал; как и все, он звался по фамилии — рядовой Федоров. Армия В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 любит однообразие, это уже мы знали от сержанта.

Федоров был малеханького роста, и меж собой мы называли его ещз «шпиндик» — прозвище, по-моему, тоже распространенное. Мы знали, что до армии Федоров работал В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в городке Бежицы на различных стройках и мог бы, если б ему позволили, читать чертежи либо мастерски класть кирпич. От него мы даже узнали о неких старых уловках строителей, которые могут В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 или вставить в дымопровод печки гусиное перо, и она будет всегда засоряться, или в основание положить капельку ртути, тогда и печка, подсохнув после ухода строителей, начнет жутко стонать и пугать владельцев.

Работа же В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 у нас была вспомогательная, предварительная.

Таскали раствор, сгружали кирпич, теплый, только-только из печи, как будто хлеб, копали под фундамент землю. А почаще перекуривали, вспоминая известную у нас правду: боец В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 дремлет, а служба идет. В один прекрасный момент кто-то произнес:

— А что, если в фундаменте записку бросить?

— Какую еще записку?

— Обычную. Для потомков, что вот, дескать, строили этот дом…

— Будут они В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 ее находить, держи кармашек обширнее!

— Да дом простоит, небось, 100 лет.

— 500!

— Хоть тысячу, ну и что? Конец-то у него будет же. Представляете: разрывают, а там наша записка лежит?

Мы представили — и ничего. Выходило даже В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 хорошо, ну и делать нам в сей день было нечего. Сержант наш тоже посиживал з сторонке, позевывая и смотря по сторонам: сейчас ждали начальство, и он не рискнул уйти В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в город. Он ожил, когда мы растолковали дело, вырвал из блокнота листок и стал писать. Я помню текст записки: «Мы начинали строить этот дом в 1952. году. Группа боец энского подразделения».

Он свернул листок в четыре В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 раза, а позже трубочкой.

— Напишите номер воинской части, — произнес кто-то.

— Либо фамилии, — добавил, вздохнув, небольшой Федоров.

— Не положено по уставу, — произнес сержант. — Заглавие части и списки военнослужащих — это военная потаенна.

— Какая В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 потаенна, если через тыщу лет?

— Разговорчики, рядовой Федоров! Может, вашу записку завтра откопают и отнесут куда следует… Вопросы есть?

— Хоть одну фамилию, — произнес, шмыгнув носом, Федоров.

— Поставьте Федорова! — взвизгнул кто-то, и В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 все расхохотались. Рядовой Федоров сел на кирпич и тоже стал смеяться.

Записку мы вложили в валявшуюся поллитровку от «Столичной», плотно закупорили ее. Позже ловкие, резвые пальцы Федорова отыскали паз В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 в кирпиче и накрепко замазали бутылку цементом.


6


В дом к Виноградным привели нас поиски молока. Пока мы посиживали в светлой, по-своему наmw рядной светлице с бессчетными половичками, и круглыми и квадратными, которые сделала сама В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 хозяйка Мария Федоровна, владелец достал коробку и произнес:

— Вот она, история Селигера!

И вываливал на ладонь с легким стуком круглые пули, щурясь и рассматривая их пристально.

— Полета лет собираю. Которую на В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 кургане либо в земле где… Много их, видно, стреляли здесь очень.

— Разрешите…

Мы брали пальцами буроватую, уже закаменевшую шрапнель, мы катали ее на ладошки и не спешили отдавать назад.

— Сколько В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 же им лет? Небось, полтысячи?

— Не-ет, — произнес, забирая гули и складывая в коробку, Николай Федорович. — У нас огнестрельное орудие не так издавна стало. Века два-три всего.

— Вы историк? — спросили мы В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 сразу.

— Был учителем, ну, а на данный момент… 70 три года, штука не велика, но тянет!

— Будет! Почудил на белоснежном свете! — произнесла, входя и присаживаясь, Мария Федоровна, дама умопомрачительно обычная, сколь и прекрасная естественной российской красотой В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2.

— Ну и что? — воскрикнул владелец, молодо взглядывая на нас ясными голубыми очами. — Я не ожидал в революцию, чья верх возьмет, я реальную дорогу находил. В первую войну служил с поэтом Павлом В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 Арским — слыхали, небось? Павел Арский — поэт пролетарский! Ну вот, у него стихи были, где один интеллигент рассуждает приблизительно так: «Куда пойти, право, я не знаю, вправо двинешься — вся левая орет В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2. Пойдешь влево, — как стая злая, правая ворчит. Кто прав из их, кто повинет — сам черт не разберет. Останусь я в центре. И посмотрю, чья верх в борьбе возьмет». А я не ожидал, слышь-ка В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2, у меня отец — рыбак безземельный, и я родился здесь; большевики произнесли «за землю» — я за их встал. У нас до этого смущались профессию учителя-то именовать, а я все прогуливался в В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 учителях. А ел конину. Мне в один прекрасный момент стакан манки дали, так ребенок ее языком-то выталкивает, так как не пробовал никогда. А отпрыска я именовал Спартаком. Ведь гордо носить В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 имя пролетарского вождя, хотя пережил я с тем именованием массу проблем. Мама была нездоровая, позвала и гласит: «Чудит Колюшка асе, ранее и портки-то смущались именовать, подштанниками звали, а ты портки портками назвал». Школа В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 же моя вон, прямо под окном моим стоит. Здесь и не жил, там жил. Секретарь гласил: «Виноградов к для себя школу приноровил». Сам ее строил, на перегородки иконы церковные приспосабливал, они там до В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 сего времени…

— Вот-вот, все дурачина, — произнесла Мария Федоровна, отворачиваясь. — Людям дома строил, а для себя сеней не сумел…

— Оппозиция! — произнес, усмехаясь и пристукивая ладонями по столу, Николай Федорович. — Она все соображает В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и одобряет меня, а не сказать не может. Ах, Машенька! Но права — интерес был! Выше, чем на данный момент, правду скажу! Вот мой племяш, тоже Виноградов! Также учитель, а у него В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 пятнадцать ульев, да скотина и две овцы, да куры, поросеночек, огород, еще всякое… Когда ему просвещать люд, — он в свободное время хозяйствовать спешит… «Я в отпуску, я что желаю!» «А партийный В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 билет? — говорю. — Он для тебя отпуск позволяет для сердца?» Вот те и интеллигенция, что скотин развели, к пароходу оденутся так, как в городке не одеваются, а о коммунизме запамятовали как и говорят… А В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 ведь людей к тому же еще просвещать нужно!

Позже он ведает про войну.

— Здесь немцы перли — дай бог. Где мне их одному приостановить! В Зэлучье германец, а в Рядке у нас просвет В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 этот самый. А здесь связной от наших: нельзя ль, дескать, выяснить, в коих точках немцы есть и огневые позиции. Хорошо. Пошел я вроде за рыбкой, по льду, прямо в Залуцкую луку В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2. Сижу, таскаю окуней да на стороны поглядываю. Все увидел, мне бы назад вокруг, как шел, а я через озеро, чтоб быстрее… Здесь уже и разведки не нужно: лупили по мне из хуторов и далее В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2… Лежу на льду, а кровь из руки черным пятном ползет… Добрался до избы, матка гласит: «Слыхал, небось, какой бой был?» А я затылком в стенку уперся и бормочу: «Не бой, — говорю, — а В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 со мной бой этот шел…» Здесь и упал. Выхаживали меня, был в лазарете.

Владелец замолкает, приносит банку с медом, льет в блюдце и пододвигает белоснежный хлеб. Мед плавкий, холодновато-золотой, он течет В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 по блюдцу под край и таковой свежайший, что кружит еще до пробы голову.

А владелец все молчит, переживает. Трогает колющуюся бороду, гласит глухо:

— Лезвий нет. Сыны-то мои — один огромным военным начальником В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 на юге, другой в Калининграде. Подарили мне электробритву, а она дергает, я ее подарил им назад. Старенькые лезвия в свободное время точу, у меня их штук полтораста, а сейчас запустил…

И снова В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 о кое-чем задумывается, потом кладет томные усталые руки на колени и решается. Идет в собственный кабинет, где стоит письменный стол, и кровать, и стопочкой тетради учеников, а на оконном В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 стекле алмазом от перстня начертаны слова: «Корнет Андреев и Николай Виноградов 1911 г. 27 августа. Прощай, охота!!»

— Егерем я у него был, умер Андреев в первую еще… А я весь здесь, — произнес Николай Федорович В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 и положил на стол грудку тетрадей, прошитых нитками и пожелтевших от корешков. — Отпрыск мой гласит: «Папа, напиши, будут читать — выяснят наш Селигер». Вот я написал, но мне это ни к чему… Если В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 понадобится для общего дела…

И он кашлянул, и руки дрогнули, когда он протягивал тетради.

— Ну для чего ему записки про тебя самого? Ему про Селигер нужно! — проговорила супруга.

— Так я и В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2 Селигер — одно едино, — произнес он.


Из тетрадей я вызнал, что отец Виноградова, как все местные в те времена, уходил в Питер в «древокаты». Не пугались чужой стороны, так как своя гнала.


Ох, ты. батенька родной В. А. Слепцов (Письма из Осташкова) - страница 2.

Давай разделимся с тобой:

Для тебя соха и борона,

А мне чужая сторона.


Виноградов вспоминает отца.


v-astrahani-iz-pod-zavalov-obrushivshegosya-podezda-spasli-12-yu-postradavshuyu-informacionnoe-agentstvo-interfaks-27022012.html
v-astrahani-pod-zavalami-doma-mogut-nahoditsya-devyat-chelovek-internet-resurs-infotatcenterru-27022012.html
v-astrahanskoj-devyatietazhke-proizoshel-vzriv-gaza-gazeta-sovetskaya-rossiya-28022012.html